«Сугубо исследовательский труд»

(Интервью А.Ваганова с В.Степиным и А.Гусейновым)


В докладе по итогам научной деятельности в 2000 году на расширенном заседании Президиума РАН президент РАН Ю.С.Осипов среди важнейших достижений академической науки назвал многотомную «Новую философскую энциклопедию». Мы беседуем с председателем научно- редакционного совета этой энциклопедии академиком В.С.Степиным и его заместителем чл.-корр.РАН А.А.Гусейновым.

Андрей Ваганов: Вячеслав Семенович, какова была задача-максимум этого издательского проекта?

Вячеслав Степин: Представить современное понимание и современный уровень мировой философии.

И на сколько томов «потянуло» решение этой задачи?

В.Степин: Энциклопедия – четырехтомная. В ней около 3,5 тысяч статей. Общий объем, примерно, 500 авторских листов.

Кстати, об авторах…

В.Степин: Авторский коллектив энциклопедии – 505 человек, из них – 7 иностранных исследователей. Причем, среди иностранных авторов такие знаковые для мировой философии фигуры, как Поль Рикер, Ричард Рорти, Ханс Ленк.

Если сравнивать нынешнее издание со знаменитой пятитомной «Философской энциклопедией», издававшейся в СССР с начала 60-х годов до 70-х, в чем принципиальные отличия?

В.Степин: Наше издание по объему приблизительно такое же, как тот пятитомник. «Философская энциклопедия» длительное время была у нас буквально настольной книгой для многих исследователей, широких интеллектуальных кругов. Для тех времен это было очень значимое издание. В той энциклопедии очень неплохо излагалась логика, философия науки была представлена весьма достойно. «Философская энциклопедия» была своеобразным переходом от кондового марксизма к более или менее нормальной философии. Будучи марксисткой, она соотносила марксизм с другими течениями философской мысли. Я думаю, что содержательно пятитомная «Философская энциклопедия» была неплохая, многие статьи из нее и сейчас сохранили актуальность. Тем более, что в ней принимали участие такие крупные мыслители, например, как Алексей Лосев... Ее авторами были замечательные наши философы А.А.Зиновьев, Э.В.Ильенков, М.К.Мамардашвили и др.

Многие из тех, кто участвовал в той, старой энциклопедии, написали статьи и для «Новой философской энциклопедии». Например, молодой тогда С.С.Аверинцев написал много статей для пятитомника. Сейчас он некоторые из них капитально переработал для «Новой философской энциклопедии» и написал ряд новых. Принял участие в новом издании и известный наш (вместе с армянами, разумеется) философ К.А.Свасьян, который последние годы живет в Швейцарии.

Вы тоже выступали в качестве автора?

В.Степин: Конечно. Я написал статьи «Философия», «Культура», «Наука» и др. Вообще надо заметить,что весь научно редакционный совет и заместители председателя присутствующий здесь А.А.Гусейнов и Г.Ю.Семигин, и ученый секретарь А.П.Огурцов и члены совета, курировавшие основные тематические направления, П.П.Гайденко, В.А.Лекторский, Л.Н.Митрохин, Н.В.Мотрошилова, А.С.Панарин, В.А.Подорога и другие, являются одновременно ведушими авторами.

Сколько лет заняла подготовка нового издания?

В.Степин: Два года. За два годы мы сделали эту титаническую работу. Это была очень интенсивная, напряженная, полная страстей , споров, временами нервозная, но в целом очень радостная работа. Практически всего Института философии Российской академии наук. Ведь, из 505 человек авторского коллектива, 153 – это сотрудники института. По объему они сделали 3/4 всей работы.

Потрясающе, за два года подготовить такое издание!..

В.Степин: Огромную роль, конечно, здесь сыграло то, что материальное и организационные обеспечение поекта в основном взял на себя Национальный общественно-научный фонд. Президентом и создателем этого российского фонда является доктор политических наук, вице-спикер Госдумы РФ Геннадий Семигин. Геннадий Юрьевич одновременно, был и заместителем председателя научно-редакционного совета «Новой философской энциклопедии».

Я собрал в Институте философии наших ведущих ученых и говорю, что есть такая возможность – подготовить энциклопедию. Издание и организационную работу берет на себя фонд. Так что нам надо будет обеспечить собственно содержательную часть. Нужно будет «по-черному» работать два года. И хотя у всех были свои планы, решили взяться, ибо другого такого шанса могло больше и не представиться. И вот, за два года сделали.

Не знаю, согласитесь вы или нет, но элемент провокации существует даже в самом названии – «Новая философская энциклопедия».

Абдусалам Гусейнов: Наша энциклопедия является новой не в том смысле, что мы претендуем на новую философию. Она – новая по отношению к первой 5-томной «Философской энциклопедии». Следует проводить различие между философией и исследованиями в области философии, философами и профессорами философии, подобно тому например, как мы различаем между художественной литературой (поэзией, прозой) и литературоведением. Эта энциклопедия – по преимуществу, можно даже сказать, сугубо исследовательский труд. Это не труд людей, которые претендуют на создание новой философской системы и которые знают окончательную истину. Наша задача была иной – вычленить и проанализировать основные философские идеи, понятия, школы, имена, произведения, стараясь при этом быть объективным, научно добросовестным.

Кстати, как Вы восприняли упрек вице-президента РАН В.Кудрявцева нашим философам т.е. Вам, в том что Вы не вырастили Гегеля и Канта.

В.Степин: Вы думаете это упрек? Если, например наши физикикам сказать, что они за последние годы не вырастили в своей среде нового Ньютона и Энштейна, то разве это можно считать упреком в адрес отечественной физики?! Такого рода замечание больше похоже на высокую оценку, чем критику.

А.Гусейнов: Я тоже так понял слова академика В.Н.Кудрявцева. В том интервью он говорит о положительных сдвигах во всех общественных науках, называя каждую в отдельности. И добавляет: «Я продолжаю критиковать только философов. Они до сих пор не вырастили ни нового Гегеля, ни Канта». Эти слова, как мне кажется, имеют шутливый подтекст. Их можно понять так: что касается философии, то ее и упрекнуть-то не в чем, разве только в том, что в ней нет Гегелей и Кантов. При этом считается само собою разумеющееся, что упреки такого рода не делаются.

В.Степин: Вернемся к названию. В СССР, в России философская энциклопедия до сих пор была одна. Вот мы с ней свой труд и соотносим. Это – новая российская философская энциклопедия. Хотя мы, естественно, когда разрабатывали словник, многие лексиконы западные просмотрели. Это была очень большая и серьезная работа. Но что принципиально нового в нашем издании?

Ну, во-первых, это энциклопедия не является написанной исходя из какой-то одной позиции, так, как была написана старая энциклопедия – с марксистских позиций. Во-вторых, наша энциклопедия не является такой идеологизированной, как ее предшественница. Здесь нет одностороннего подхода к истории философии. В старой энциклопедии, западная философская мысль рассматривалась лишь как преддверие марксизма, затем – марксизм, вершина... Так что, этой предвзятости у нас нет.

В «Новой философской энциклопедии», в отличие от первой и от многих западных энциклопедических изданий, значительно богаче представлена философская мысль Востока. Здесь – Индия, Китай, мусульманская философия очень хорошо представлены и основными трудами, и направлениями, и категориальным аппаратом, который не совпадает с категориальным аппаратом европейской философии. Мы попытались специально выяснить связки между этими философскими традициями. И, естественно, русскую философскую мысль мы подали значительно богаче и разнообразней.

Словом мы стремились быть конкретными, адекватно представить идейное богатство, категориальный аппарат философии с учетом ее важнейших цивилизационных и исторических особенностей. Это очень важно, так как очень часто нет однозначного соответствия понятий восточных философских традиций традиции европейской. Да и внутри самих различных восточных философских традиций различия не менее существенные, чем отличия каждой из них от европейской. И в рамках европейской традиции русская философия (в особенности русская религиозная философия серебрянного века) значительно отличается от западно-европейской.

То есть, сделана попытка выработки некоего общего понятийного аппарата философии?

В.Степин: А философия и развивается сейчас как мировая. Сейчас и Запад внимательно вглядывается в восточные философские традиции, находит там такие вещи, которые вдруг обретают новый смысл в современной жизни, хотя раньше считались малозначащими и зачастую – мистикой или просто ненаучными рассуждениями. Современная мировоззренческая ситуация, как она складывается в мире, на повестку дня выдвигает проблему диалога культур. А диалог культур означает, что вы не просто навязываете какие-то жизненные смыслы своей культуры другой культуре, а вступаете с ней именно в диалог и находите нечто общее, то, что вас должно объединить. При сохранении каждой культурой своей идентичности.

Нет ли тут, чисто методологической опасности впасть в простое перечислением каких-то понятий?

В.Степин: Нет. Тут шел анализ. Сопоставление, выявление каких-то общих смыслов. То, что называется компаративистской. Эту задачу, как раз, энциклопедия ставила. И, я думаю, что в какой-то степени она ее решила.

А.Гусейнов: Кстати, и западная философия подана с учетом последних изменений. Широко и, думаю, очень грамотно представлено то, что именуется философским постмодернизмом.

А что написано в статье «Ленин». Ведь многие согласны с тем, что да, гениальный был политик Владимир Ильич Ленин; но вот, что касается философской его базы, считают, что она была слабая...

А.Гусейнов: У нас был принят принцип объективированного изложения. Мы не давали оценок. Даже в статьях посвященных Аристотелю, Декарту, Ницше мы не вводили определений типа «гениальный», «великий» и т.д. Мы просто обозначали – греческий философ, французский философ, немецкий философ...

Что касается Ленина, то в статье ему посвященной отмечается, что это – «русский мыслитель и революционер, деятельность которого ознаменовала новый этап в развитии марксистского мировоззрения, получившее по его имени название ленинизма». То есть, Владимира Ильича Ленина мы ввели как политического мыслителя и философа марксисткой школы. Он действительно сделал очень много, чтобы соединить философию с политикой, придать философии идеологический смысл. Это, на наш взгляд, взвешенная статья. Она написана профессором МГУ П.В.Алексеевым.

А есть в «Новой философской энциклопедии» термин «интернет»?

В.Степин: Нет, это – не философское понятие.

Но наверняка же, в энциклопедии есть статья «Природа», а Интернет сейчас многие называют Природой-2...

— Когда говорят о Природе-2, то слово Интернет используется, как символическое понятие, обозначающее некую виртуальную реальность, информационную структуру. У нас нет статьи «интернет», но есть статьи «виртуальность», «виртуальная реальность», «информации теория», «информационное общество».

Когда-то Лейбниц сказал про математику, что это – наука о возможных мирах. Про философию можно и даже нужно сказать, что это – наука о возможных человеческих мирах, мирах человеческой жизнедеятельности.

Практическая польза от философии сейчас, в переломную эпоху состоит не в том, что мы должны только комментировать злобу дня. Сейчас цивилизация меняется. И вся мировая философия сейчас нацелена на то, чтобы проанализировать: какие ценности лежат в основании техногенной цивилизации? почему эти ценности привели к глобальным кризисам? как их можно изменить, чтобы выйти из этих кризисов? Когда философия начинает решать такие проблемы, тогда она и становится практической в широком смысле.

Как ни странно, решая эти мировоззренческие задачи, философия становится очень конкретной, она ориентируется на материал. Например, коль скоро я занимаюсь философией науки, моя задача состоит в том, чтобы просмотреть, как в недрах современно научно-технического прогресса возникают новые точки роста тех ценностей, с которыми раньше эта цивилизация не сталкивалась, и которые расширяют мировоззренческое поле понимания знания. И в интернете философа интересует прежде всего изменение жизненных смыслов, которые он с собой несет.

А.Гусейнов: Философия отвечает на потребности жизни своими средствами. Простой пример. Вячеслав Семенович уже говорил о том, как в нашей энциклопедии представлены различные философские традиции. Энциклопедия делает важнейший шаг в направлении преодоления философского европоцентризма.Это означает, что мы, хотя и не пишем непосредственно записки президенту России или в правительство о внешней политике, тем не менее, создавая объемную, охватывающую весь мир мировоззренческую панораму, формируем духовные предпосылки для адекватной ориентации в современном мире, в том числе во внешне-политической деятельности.

Нет ли планов или предложений о переводе этого четырехтомника на иностранные языки?

В.Степин: Энциклопедия только-только выходит из печати, три тома уже есть, в июне получим последний и, я думаю, что предложения такие будут. Хотя Энциклопедия – это жанр, который переводится редко. Из-за рубежа уже пришло множество заявок на эту энциклопедию. Еще больше из российских регионов. И неслучайно: это удобная возможность в одном издании сразу познакомиться с состоянием философии в России и с российским видением мировой философии.

Сейчас модно, выпуская бумажную версию какой-то книги, одновременно повторить ее на CD-ROM…

В.Степин: Это тоже планируется обязательно.

А.Гусейнов: У нас даже бумажная версия создана так, чтобы было легче сделать электронную версию.